[d | abe-ascii-gnx-int-ts-vo | an-au-b-bg-bro-cu-dev-fr-gf-hr-jp-l-m-maid-med-mi-mj-mo-mu-ne-o-p-ph-r-s-sci-sp-t-tr-tran-tu-tv-vg-w-x | a-aa-azu-c-fi-hau-ls-ma-me-rm-sos-tan-to-vn | g-h]
[Mikuba] [Futaba] - [Проект эроге] [iiChantra] [Русский Overchan] [To Aru Radio no Index] [ii.booru] [acomics-cf-ost] [Cirnoid] - [Архив] [Главная]

Ычан — Vocaloid
1577931468.jpg No.11211  

Получилось… мы его вернули!

Предыдущий: >>8750

1577931515.jpg No.11212  

1577931551.jpg No.11213  

1577931599.jpg No.11214  

1577931763.jpg No.11215  

1577931797.jpg No.11216  

1577931839.jpg No.11217  

>>11210
>>11209
Не перекатила, потому-что ирл меня полностью захватил. Несложно заметить, что я вновь тут оказалась примерно в то же время, что и вчера. Es tut mir lied.

Мне удалось весьма душевно посидеть с ещё двумя людьми, с кем я познакомилась, как и всеми, благодаря бордам. В программе было питьё рома под тысячу и одну шутку про пиратов, исключительно благодаря мне организовонный нормальный стол (я тупо вошла в режим организации схожий с фестивальным), случайно пропущенный за варкой кофе непосредственно переход в новую декаду и много, много групповых развлечений.

А что эта декада даст треду — покажет время. У меня мелькали мысли бросить всё и предложить лично тебе пойти в тред к недавно нас поздравившим, но, окинув дела взором в самом конце новогодней ночи, перехотела. Чему это перекат и свидетельство.

No.11218  

>>11217
>много групповых развлечений.
Вот услышишь такое от Димки, и даже не знаешь, что думать.

No.11220  

Это правдивый рассказ, как я стал бисексуалом и с чего всё началось. Учитель истории был высоким мужчиной, немного с залысиной но чем то он привлекал детей. Все к нему тянулись. Прозвенел звонок и все засобирались домой. Меня он окликнул и попросил задержаться после уроков. Я остался, он подошёл к двери закрыл замок и подошёл комне, сел рядом и начал медленно гладить мне ногу медленно пробираясь к моей промежности. Я начал вырываться, он взял мою руку и положил себе на член. Он даже через брюки выступал, напрягшийся, большой. Стал моей рукой поглаживать свой член через брюки, одновременно гладил мой маленький членик. Потом он встал, поднял меня, растегнул мне брюки, приспустил их, на мне были белые плавки, спустил их и вот он уже гладит мой член и мои яички, у меня встал. Я стоял заворожённый, и не смел пошевелиться.
Он наклонился и прошептал грозно чтобы я не вздумал кричать или сопротивляться, иначе он всем расскажет про Это. Я повиновался. Тем временем он расстегнул свои брюки, спустил трусы и оттуда вывалился его мощный член. Он надавив мне на плечи опустил меня на колени и стал водить мне членом по лицу. Я молился о том что всё этим закончится, так как ещё не знал что мужчины кончают и бурно. Потом он сказал открыть рот, и начал медленно вводить мне член в рот, держа меня за голову. Начал трахать меня рот, сколько это продолжалось я не помню, меня тошнило, я порою задыхадся, слюни вместе со слезами бежали по лицу. Затем он поднял меня, облокотил на парту заставил показать попку, при этом раздвинуть ягодицы руками. Начал шлёпать меня по попке, а его член упирался мне в дырочку. Он чем то намазал свой член и мою маленькую дырочку и начал вводить своей здоровый член.
Мне было очень больно, попка разрывалась от боли, в глазах потемнело, он резко вошёл в меня от боли у меня аж звёздочки в глазах полетели, нистерпимая боль. Он подождал немного и начал двигаться во мне. То наращивая движения, то замедляясь. Боль немного утихла, но всё равно была. Он издал томный звук и я почувствовал как у меня внутри взорвался вулкан, что то горячее выстрелило, он задёргался, затрясся, а горячая лава вомне продолжала выливаться. Её было очень много. Он не вытаскивая продолжил трахать меня и через минуты две вновь кончил в меня. Вынув свой член он сел. Из моей порванной дырочки текла сперма её было много, он сказал подставить руку и собирать её в ладошку выдавливая её из попки. Я так и сделал. Сперма была с кровью, с моей кровью, порванной целки. Он заставил меня её лизать с ладони.
Вылизав всё я рухнул на пол, ноги тряслись, подкашивались, аннус дико ныл. Учитель сказал чтобы я одевался. Я покорно оделся и сел. Немного отойдя от всего происходившего, мне было очень стыдно и больно, я попоосил отпустить меня домой. Он ответил, что я должен прийти к нему на следующей неделе в конце. И что он может всем рассказать про всё, и мне лучше не противится. И добавил улыбаясь что скоро я сам буду просить его трахнуть меня как дырочка разработается и будет чесаться и просить чтобы в неё вошли. Поцеловав меня он открыл дверь и выпустил меня. Как я шёл до дома я помню плохо, прядя домой я зашёл в ванную, снял свои плавки, на них были следы его спермы и моей крови, спрятал их под ванну. И залез мыться. Так закончился мой первый раз..

No.11223  

Поскольку большинство этих рафинированных интеллектуалов придерживались левых политических взглядов, эротическая романтизация дополнялась социально-политической идеализацией «простого человека». Юноши из рабочей среды казались им воплощением цельности, моральной чистоты, отзывчивости и эмоционального тепла, а их собственные сексуальные отношения с ними выглядели проявлением демократизма, нарушением сословных и классовых границ. Отдаваясь пареньку из низов, которого он содержал и старался окультурить, рафинированный интеллигент не просто удовлетворял свой сексуальный мазохизм, но символически отказывался от классовых привилегий, восстанавливал социальную справедливость и равенство. Влечение к молодому рабочему выражало любовь к рабочему классу и готовность служить ему. Роман с юным пролетарием был чем-то вроде социалистической революции в одной отдельно взятой постели.
Это переплетение сексуальной потребности с интеллигентским социальным мазохизмом, чувством вины перед обездоленными и их идеализацией (народничество, марксистская утопия рабочего класса) существовало и в гетеросексуальном варианте (идея женитьбы на проститутке для спасения «падшей женщины»), но среди гомосексуалов оно было значительно сильнее. Хотя эти иллюзии постоянно разрушались жизнью — «простые» юноши при ближайшем рассмотрении оказывались, как правило, примитивными, интеллектуально неразвитыми и к тому же меркантильными, воспринимавшими своих покровителей как дойных коров, — сентиментальным интеллигентам было трудно избавиться от стереотипов, в которых сексуальная утопия так красиво сливалась с социальной, а их собственные, не до конца принятые, сексуальные потребности возводились в ранг «миссии». Гонимая эротика порождала властную потребность добиваться освобождения не только себе подобных, но и вообще всех угнетенных. Среди гомосексуалов первой половины XX в. были чрезвычайно сильны леворадикальные, марксистские и анархические идеи. Именно это помогло в 1930-х годах ГПУ практически бесплатно завербовать в свои агенты молодых кембриджских интеллектуалов Кима Филби, Гая Берджесса и их друзей.

No.11224  

Чмаменсон, тебя ещё не окультурили?

1579702145.jpg No.11225  

1579702618.jpg No.11226  


[Назад]